Властислав Томан. Гипотеза






Вертолет приземлился прямо на обработанное поле. Костистый верзила осторожно выбрался из кабины. За ним выпрыгнул угловатый очкарик, а потом уже выкатился толстяк с розовым лицом, увешанный несколькими фотоаппаратами. Паздера, управляющий, подбежал к вертолету.
- Профессор Рутнер, - представился ему верзила.
Ассистенты назвали себя: Кропоткин, Гаак и Ворел, специальный практикант, он же пилот.
Профессор обратился к Паздере словно врач, подозревающий о том, что его вызвали напрасно:
- Так где же это?
- Возле экскаватора. Однако прошу идти гуськом, чтобы не испортить посевы.
По пути Паздера объяснил:
- Автоматы прокладывают здесь трубы для оросительной системы, потом все поле засеем. Это я увидел четыре часа тому назад. Тотчас же позвонил жене на ферму, чтобы она связалась с базой. Все осталось таким же, как и в момент находки.
Они подошли к экскаватору. Рядом с глубокой черной канавой возвышалась куча земли. Паздера указал на ковш:
- Здесь, господин профессор!
Рутнер переставил свои длинные ноги и перегнулся пополам, точно старый складной нож. Он наклонил голову почти до самой земли, неожиданно поднял руку. Снова наклонился и выпрямился. Потом кинулся к управляющему, обхватил его своими длинными руками и поцеловал в обе щеки.
Теперь уже оба ассистента стояли на коленях перед ковшом и издавали крики восторга. От вертолета прибежал молоденький практикант и заглянул через плечо; Кропоткина. На красноватой песчаной почве белел маленький череп и несколько поломанных костей...
- Господин управляющий, - сказал профессор. - Я запрещаю вам выполнять какие бы то ни было работы в районе находки. На Луне, на Венере никаких следов высших форм жизни. А здесь вдруг череп!


Пятое поле лежало на склонах неглубокого оврага, который слегка напоминал мелкую лопату. Ее рукояткой была узкая долина, идущая от оврага примерно на два километра по направлению к большой равнине. Там были расположены шестое и седьмое поля, куда Паздера решил провести водопровод. Уже третий день он работал на этом участке, когда к нему явился практикант Ворел.
- Ничего существенного мы пока не обнаружили, занимаемся реконструкцией того, что нашли раньше. Гаак специалист в этом деле! Только взгляните, - Ворел полез в карман и вытащил оттуда пачку фотографий. Паздера разложил их веером. Он увидел ряд довольно странных лиц.


- А что, если... - Паздера многозначительно помолчал, а потом выпалил: - Что, если этот герой попал сюда с другой планеты? Может быть, сюда еще до нас прилетела экспедиция и один из ее членов погиб? Как раз поэтому мы и нашли только череп да пару костей. Что вы об этом скажете?
- Это интересная точка зрения, но я с ней не могу согласиться! Решительно нет! Не хватает доказательств... какой-нибудь одежды, предметов... не бросили же они его совсем голым?!.
- Я мог бы вам привести тысячу и одно объяснение. Знаете, сколько способов захоронения знало человечество? Но оставим этот разговор. У маня своих забот хватает. Если бы я мог повернуть эту долину.
- А зачем?
- Смотрите, какую она имеет форму. Долина сужается по направлению к пятому полю и в этом же направлении понижается. Если бы наоборот, я поставил бы в устье плотину, укрепил дно и склоны, и получилось бы великолепное водохранилище! Вода к шестому и седьмому полям потекла бы сама. Здесь ее достаточно, там ее не хватает. А так мне нужна насосная станция... Сейчас перегоню экскаватор к началу долины и утром начну работать.
- Конечно, - кивнул Ворел. - А скала, господин Паздера... Вы не боитесь встретить скалу?
- Молодой человек, откуда здесь взяться скале? На всей территории фермы я не встречал ее ни разу.
Паздера еще раз посмотрел на снимки:
- Вот эта фотография наиболее диковинная. Она мне что-то напоминает...
- Которая?
Фермер показал и потом шлепнул себя рукой по лбу.
- Вы когда-нибудь видели саламандру?


В кабине на распределительном щите зажегся красный свет. Что-то на пути! Он включил прибор, и на экране появилась тень: "Скала! Этот практикант принес мне неудачу. Теперь придется ждать, ездить за динамитом. Одним экскаватором здесь не справиться". Паздера метал громы и молнии, вылезая из будки. Перед ним стоял практикант.
- Там скала, видите?
- Вы наворожили ее мне?
- Ну отъехать чуть-чуть вперед и рыть за скалой. Она же не очень широкая. Я вам помогу, хотите?
- Ну хорошо, - примирительно сказал фермер и подал руку практиканту, помогая ему взобраться в кабину.
Скала имела совершенно ровную поверхность. Она тянулась под землей метров пять. Это было хорошо видно на приборе. Обогнув скалу, Паздера включил автоматическое управление и вслед за Ворелом вышел из кабины. Они отошли в сторонку и смотрели на ненасытную пасть экскаватора, вгрызавшегося в землю.
Возле машины росла кучка вынутого грунта. Вдруг с ленты транспортера слетело что-то белесое, упало на землю и покатилось прямо к их ногам. В глазах Паздеры засветилось недоверие, у Ворела они засияли от радости. У их ног лежал череп.


Там, где час тому назад шла работа, теперь копали пять человек: профессор Рутнер, Гаак, Кропоткин, Ворел и Паздера.
- Паздера, человечище, сделайте наконец что-нибудь! - захлебываясь, сказал профессор. Стирая пот, он провел по лицу еще одну грязную полосу.
- Может быть, вы хотите, чтобы я выкопал вам здесь целый скелет?
Рутнер готов был взорваться, как перегретый котел, но у него что-то хрустнуло под ногой. Он оцепенел. Потом издал отчаянный крик:
- Я растоптал его!!! - и припал к земле.
Трясущимися пальцами он разгребал песчаный грунт, вытаскивал из него белые черепки и осторожно складывал в сторону. Кропоткин услужливо наклонился к нему, затем шагнул в сторону и споткнулся. Из-под его ног вывалился бело-серый череп! Рутнер взвился вверх, будто футбольный вратарь. Он сиял.
Потом выкрикнул:
- Ни с места!
Профессор ползал под ногами, разгребал песок, фыркал, захлебывался от песочной пыли:
- Я знал... я знал, что не может быть только один... Да, здесь был... несомненно, здесь был... мы найдем его.
Все смотрели на него с беспокойством. Он казался совершенно серым от пыли. Паздера посмотрел себе под ноги, и в голове у него промелькнуло: "Быть может, там действительно лежит какой-нибудь скелет..."


Ворел сказал управляющему:
- Я вам это, пожалуй, скажу. Все равно вы заодно со мной. Кто мне говорил о воде?!
- А при чем тут вода?!
- В ней нуждаются саламандры - и об этом вы тоже говорили, когда я вам показывал фотографии.
Паздера приподнял брови и недоверчиво покачал головой:
- Вы думаете, что эти скелеты и череп принадлежали саламандрам? Вот был бы удар для профессора. Он думает, что речь идет о каких-нибудь разумных существах.
- А почему бы и не о саламандрах?! Вы читали "Войну с саламандрами" Карела Чапека?
- Ворел, вы мне хотите сказать, что Чапек встретился с саламандровой экспедицией на Земле и установил, что они хотят на нас напасть. И поэтому написал свой роман... На это я не попадусь.
- Подождите, господин Паздера! Ничего подобного я не утверждаю, но возможно, что здешние саламандры чуть было не вторглись на нашу планету... Только об этом никому ни слова. Это пока моя гипотеза.
- Обещаю.
- Тогда слушайте. По предположению профессора, кости оказались в почве пятьсот-шестьсот лет назад. А к какому времени относятся слухи о марсианских каналах? Ученые обнаружили их в конце XIX века, хотя об этом упоминали и раньше. Только после высадки на Марс земляне убедились, что здесь нет никаких каналов.
- Но, может быть, когда-то давно они все-таки были?
- Минуточку, - прервал его Паздера. - О каналах начали говорить где-то в восемнадцатом столетии, поэтому мы могли наблюдать только их исчезновение. Отсюда изменение всей поверхности планеты.
- Правильно, господин Паздера!
- Каналы могли исчезнуть триста, а то и шестьсот лет тому назад. Земные астрономы своими несовершенными приборами едва успели зарегистрировать конечную стадию их существования.
Паздера договорил и задумался. Ворел сколько мог сдерживался, а потом выпалил:
- Когда Гаак провел реконструкцию, я обратил внимание на то, что на одной из фотографий получилась совершенная саламандра. Мне вдруг пришло в голову, что мы идем по неправильному пути, разыскивая сухопутные существа. Ведь издавна говорят о здешних каналах. Быть может, они и возникли потому, что в них нуждались саламандры - но разумные, знаете ли! И на Земле ведь жизнь возникла в воде! Но здесь, должно быть, были совсем другие условия, не благоприятствующие жизни на суше.
А поэтому саламандры прокладывали каналы, расширяли моря и управляли круговоротом воды на поверхности всей планеты. Ну, а потом нагрянуло какое-нибудь непредвиденное нашествие, необычайно сильное, неожиданное, и они погибли. Они должны были погибнуть, поскольку не могли обойтись без воды. Хотя уже и могли жить на суше. В некоторых скелетах совершенно отчетливо выражены зачатки хвостов, у других же они абсолютно отсутствуют. Это подтверждают и последние находки из этой ямы.
Я убежден, что под наносным песком мы найдем бывшие каналы, водоспуски, насосные станции, резервуары, а а них целые поселения. Я думаю, что мы обнаружили множество свидетельств их цивилизации.
- Молодой человек, вы должны ознакомить со своей гипотезой профессора!
- Еще рано... мне не хватает доказательств. Поэтому, пожалуйста...
Из лагеря к ним направлялся Гаак.
- Профессор хочет созвать совет.
Властислав Томан. Гипотеза